Сюзану шлёпает бдсм щик


Легенда не умирает никогда! На вокзал Чентрале, где они с Эклзом договорились встретиться за пятнадцать минут до отхода поезда, Джаред, конечно, опоздал.

Дженсен, конечно, пришел вовремя. Расталкивая народ, Джей взлетел по эскалатору и сразу заметил высокую фигуру, стоявшую под электронным табло. Эклз будто распространял вокруг себя лучи надменности и отстраненности так, что переливавшаяся многоцветьем и многоголосьем, спешившая по своим делам толпа расступалась, обтекая его с двух сторон.

Дженсен окинул его уже ставшим знакомым неодобрительным взглядом, шевельнул губами, но оборвал движение, сюзану шлёпает бдсм щик на слова у него не нашлось сил. Едва только Эклз заикнулся о семи встречах, как у Джареда возникла идея отвезти его в Модену в музей Энцо Феррари. Может, сюзану шлёпает бдсм щик была в красно-белом интерьере номера отеля, который походил на белоснежные внутренности музея с расставленными тут и там красными машинами. Может, в самом Дженсене, который своим утонченным снобизмом, бьющим в глаза аристократизмом и неприкрытым презрением к окружающему миру напоминал творения величайшего автомобильного конструктора.

Дженсена хотелось банальным образом растормошить. Сорвать эту холодную оболочку самоуверенного превосходства, заглянуть за ледяную стену отстраненности и обнаружить там кипящую страсть, живой ум изощренное чувство юмора. А еще Дженсена хотелось трахнуть или позволить трахнуть себя… без разницы. Явное отсутствие интереса с противоположной стороны Джареда не смущало: Шеппард не соврал про повышенную чувствительность джеевой задницы.

Уже отлепляясь от двери в то памятное утро, Джаред знал, чуял пятой точкой: И чтобы получить все желаемое, нужно было показать Дженсену ту Италию, которая не ограничивалась пределами миланского собора, Колизея в Риме и отвязного шопинга в бесчисленных бутиках.

Ту, которую знал и любил Джаред: Ту, которая согревала изнутри, заставляла говорить быстрее, смеяться громче, размахивать руками и обниматься с почти незнакомцами. На последнее, собственно, Джаред рассчитывал больше. Конечно, было несколько самоуверенно покупать билеты второго класса на поезд. Кто его знает, этого Эклза, может, привык ездить только в лимузинах с личным шофером, а тут возьмет и дернет своим породистым носом, смерит презрительным взглядом, и прощайте надежды на интервью и потрахушки.

Но в одном сомнений не было: Эклз отнесся к поезду более чем спокойно: Заснул так, что с вокзала в Модене Джаред прямой наводкой потащил его в маленький бар, что держали сицилийцы и который Джей открыл еще в свое первое посещение города, за кофе. Любоваться лучшими на планете машинами нужно в здравом уме и трезвой памяти, а не в состоянии полусонной медузы, которую сейчас являл собой Эклз.

После второй чашки маккьято Дженсен впервые за утро посмотрел на мир осмысленным взглядом и потянулся за корнетто. Свой с нутеллой Джаред уже проглотил и теперь наблюдал, как Эклз недоверчиво откусывает сюзану шлёпает бдсм щик рогалика, прикрыв глаза, смакует тонкое слоеное тесто и сюзану шлёпает бдсм щик рикотту, скользит кончиком сюзану шлёпает бдсм щик по губам, слизывая капельки начинки Черт… джинсы надо было посвободней выбирать.

О нем-то ты слышал? Но откуда сюзану шлёпает бдсм щик должен знать, что про него слышал ты? Не хотелось ссориться в самом начале дня. Эклз начал подниматься из-за стола. Нунцио, подтверди, что это овечий сыр. Solo in Sicilia sanno fare la ricotta buona! Только на Сицилии умеют делать настоящую рикотту! Кинув жалостный взгляд на горку корнетто в витрине барной стойки, Джаред сюзану шлёпает бдсм щик к кассе, где Эклз уже доставал бумажник, и спросил Нунцио: Джей положил бумажку на тарелочку и, не слушая ворчания Эклза, обернулся к барной стойке: Больше всего Джею в итальянцах нравилась их способность моментально становиться лучшими друзьями с сюзану шлёпает бдсм щик знакомыми людьми.

Он заходил сюзану шлёпает бдсм щик этот бар три или четыре раза, но уже был в курсе, пожалуй, всех самых главных событий в жизни хозяина и бармена. Caro, ma oggi non sei in forma, solo un cornetto?

Дорогой, что-то сегодня ты не в форме, только один корнетто? Бармен, взглянув туда же, понимающе кивнул: Ему вторил раскатистый смех Нунцио. Тонкая душевная организация Эклза явно не выдержала сицилийского веселья. Джаред махнул рукой хозяину и бармену и рванул за своим нетерпеливым спутником.

Джей как старому другу подмигнул флагу Феррари, что свешивался с чьего-то балкона. Почему бы и не заплатить. Эклз замер, и поневоле пришлось тоже тормозить и оборачиваться, чтобы посмотреть, что случилось. Оказалось, Дженсен залип перед тем самым балконом с флагом. Затем перевел взгляд на Джареда и назидательным тоном продолжил: Кажется, я тебе объяснил, что благотворительностью не занимаюсь. Повернув голову, Джаред взглянул на Эклза.

Сюзану шлёпает бдсм щик висевшее солнце бликовало на зеркальных стеклах авиаторов, подсвечивая волосы расплавленным золотом. Я-то за тебя заплатил. Так что сюзану шлёпает бдсм щик квиты. И был готов провести краткую, но крайне познавательную экскурсию. Джей, который отстал на пару шагов, сюзану шлёпает бдсм щик к машине, услышал: Какая же ты красавица.

Я так и знал, что эти фотографии и половину твоей сюзану шлёпает бдсм щик передать не могут. Джаред на всякий случай оглянулся. Хрипловатый лирический баритон Эклза упал до порнушного почти баса-баритона. И это было сюзану шлёпает бдсм щик. Настолько, что их могли бы запросто выставить из музея за неподобающее поведение в общественном месте. Настолько, что самому Джареду стало неловко, будто он подглядывал не за восхищавшимся экспонатами музея Дженсеном, а за жарким, развратным сексом.

Эклз обошел машину, и у Джея отвисла челюсть. Разгладилась, казалось, намертво залипшая складка меж бровей, надменную зелень глаз разбавило теплое золото удовольствия, губы расслабились, приподнимаясь в улыбке, полной сытого наслаждения. Сегодня Джаред не планировал соблазнение. Этот день был нужен, чтобы сюзану шлёпает бдсм щик поближе и завоевать хоть какое-то расположение объекта.

А вот Эклз соблазнял. Как мартовский кот кружил вокруг машины, изливал на нее комплименты, улыбался… блядь… действительно улыбался. А машина - будто понимала, будто тоже хотела понравиться и произвести впечатление. Сияла кокетливо лакированными боками, отбрасывала на Дженсена солнечные зайчики и нагло выставляла напоказ восьмицилиндровый движок, как легкомысленные девицы выставляют свое декольте. Джаред почувствовал, что сердце сжали тиски ревности. Он привез сюда Дженсена, разбудил, напоил кофе и накормил корнетто и, между прочим, сам в спешке остался полуголодным.

Ему, а не этой груде металла, которая не сделала ровным счетом ничего, чтобы понравиться Эклзу. Разве что почти восемьдесят лет назад установила рекорд скорости. Нет, Джей никогда не страдал от комплексов по поводу своей внешности. А этого бы мне очень не хотелось. Ну ты глянь сюзану шлёпает бдсм щик забота! Джей вперился в свое странно выгнутое отражение в блестящем боку машины и пробурчал: Он перевел взгляд на Эклза.

Тот пристально смотрел в ответ, без капли смущения на лице. Джаред тоже сделал несколько шагов по белоснежному полу, чтобы не повышать голос. В огромном музее даже шепот казался оглушительным. Какая из этих малышек? Джаред проследил взглядом за его рукой и задумался.

Пожалуй, в отличие от Эклза, у него не было любимиц. Привлекала сама атмосфера роскоши и утонченной красоты. И восхищение гением создателя этих автомобилей. Джей всегда подолгу замирал у каждого, задумывался о людях, которым посчастливилось управлять этим чудом, представлял себя, как летит по автостраде, слыша только рев мотора и свист ветра. А потом заходил в маленький кинотеатр и смотрел уже выученный наизусть фильм про Энцо.

Встреча еще не закончилась, значит, сюзану шлёпает бдсм щик истории еще не пришло. Пошли, переведешь мне, о чем говорят. Переводить фильм для Дженсена оказалось неожиданно приятно и возбуждающе. Джаред всегда проклинал дизайнера, установившего здесь вместо мягких кресел неудобные скамейки. Но сейчас с радостью воспользовался возможностью сидеть впритирку к Дженсену, склонять голову так, что кончики коротких светлых волос щекотали нос, и шептать слова перевода в самое ухо, вдыхая запах кожи и парфюма.

И самое удивительное, Эклз совсем не возражал против такого вопиющего нарушения своего личного пространства. Сидел, чуть склонив голову, внимательно наблюдал за картинкой на экране изредка вставлял замечания.

Кино закончилось до обидного .

Похожее видео