Страстный перец вздрючил аппетитную япошку


Но — это был мой последний бой. Надоело молотить сопляков в третьеразрядных заведениях. Я смогу организовать тебе бои посерьезней и повыгодней. Я уже дважды пробовал. Один раз — с Матросом Слэйдом, другой — с Джонни Страстный перец вздрючил аппетитную япошку. Оба боя я проиграл. Только не надо ничего говорить, утешать или проповедовать.

А сейчас спать хочу. Если передумаешь, дай знать. Как все настоящие болельщики, а уж тем более менеджеры боксеров, я частенько предавался мечтам. Мечтам о воспитанном мной чемпионе, настоящем, непобедимом супербоксере. И всегда в этих грезах передо мной возникал образ Майка Бреннона — темная, мрачная фигура, пышущая некоей первобытной яростью.

Однажды Бреннон все же явился ко мне — не во сне или мечтах, а наяву, живой-живехонький, из плоти и крови. Он Страстный перец вздрючил аппетитную япошку посреди моего кабинета, комкая в руках мятую шляпу.

По его губам скользила виновато-беспокойная улыбка. В общем, это был далеко не тот хамоватый, уверенный в себе тип, с которым я встречался раньше. Лучше будет, если вы организуете бой уже на этой неделе. Сколько времени на ринг не выходил? Но я всегда в форме. Я проводил Бреннона в раздевалку, а затем во двор, где на открытом ринге тренировался Спайк Гэнлон, весьма неглупый и очень техничный полутяжеловес и мой помощник.

Я предложил им немного поработать — в легкой, но по возможности подвижной Страстный перец вздрючил аппетитную япошку. Бреннон оказался весьма юрким, но более всего меня поразила его техника, его аккуратные, правильно поставленные удары, которые он противопоставлял высшему пилотажу Гэнлона. Разумеется, сравнивать их было нельзя: Смутило меня только то, что Бреннон не применял своего молотоподобного удара. Но сомнения рассеялись, когда он, встав к большому мешку, чуть не разодрал его и не сорвал с канатов.

Я решил, что Майк старается придержать свои лихие удары, чтобы ненароком не травмировать спарринг-партнера. Последующие дни мы посвятили тяжелым, изматывающим тренировкам. Бреннон внимательно слушал, что говорили ему мы с Гэнлоном, но результаты оказались, мягко говоря, неудовлетворительными. Бреннон вовсе не был дураком, но, как выяснилось, он абсолютно не способен был применить на практике то, что легко усваивал в теории.

Впрочем, на первых порах я от него многого не ждал. Пригласив из другого клуба достаточно техничного тяжеловеса, я заставлял Бреннона подолгу тренироваться и с ним, и с Гэнлоном. Однако первый же учебный бой разочаровал Страстный перец вздрючил аппетитную япошку донельзя.

Сначала Майк пытался боксировать по науке, неловко осыпая противника бесполезными из-за недостаточной силы ударами. Когда же резкий тычок в нос разозлил его, о боксе было забыто. Началась драка, в которой Бреннон мгновенно вернулся к своему стилю — размашистым кабацким оплеухам недюжинной силы. Мощь и беспорядочная, но высокая скорость возвратились к Бреннону. Я поспешил остановить схватку и признался: Нечего пытаться сделать из тебя мудреца-теоретика бокса.

Ты — боец от природы, и похоже, всему, что умеешь, учился на практике. Видимо, мне следует лишь подкорректировать твои навыки и сделать из тебя бойца типа Демпси, Салливэна или Макговерна. Это вовсе не значит, что ты скудоумен или неспособен учиться. Тот же Демпси неплохо боксировал в спарринге, но на ринге от нормального бокса не оставалось и следа.

Он начинал молотить противника почти как. И все же, Майк, я не могу не признать, что, каким бы диким и необузданным ни был Демпси на ринге, он проявлял куда больше способности к обучению, чем. Пойми, я говорю это для твоего же блага. Демпси, Кетчелл Страстный перец вздрючил аппетитную япошку Макговерн даже в начале карьеры инстинктивно умели работать ногами, кружить вокруг противника, уходить, подныривать под его удары и защищаться.

Ты же идешь на соперника открытым, незащищенным, и блокировать твои оплеухи не смог бы разве что слепой. У тебя есть скорость, но ты не умеешь использовать. В общем, теперь, поняв свои просчеты, я сменю методику тренировок. Страстный перец вздрючил аппетитную япошку все шло хорошо, и я поверил в то, что сумею сделать из Бреннона второго Демпси.

Как он ни просил меня, я не позволил ему выйти на ринг в течение трех месяцев. Все это время он по несколько часов ежедневно проводил у тяжелой груши, молотя ее прямыми короткими ударами. Так я хотел выбить из него это бесцельное, невероятно долгое замахивание.

Лучше, чем прямые удары, у него получались хуки — как и у Демпси. Еще я пытался обучить его азам работы ногами, финтам и умению идти вперед, прикрываясь баррикадой из локтей и перчаток.

Обучение нам обоим давалось нелегко. Однажды Гэнлон сказал мне: У него тело и сердце бойца, но совершенно не бойцовские мозги. Он все понимает, усваивает, но Страстный перец вздрючил аппетитную япошку ринге применить свое знание не. Над простейшим приемом он работает неделями — и все для того, чтобы Страстный перец вздрючил аппетитную япошку забыть о нем, едва нырнув под канат.

Будь он тупицей, я бы понял. Но ведь во всем остальном он соображает отлично. Но собака не здесь зарыта. Стоит начать боксировать, как Страстный перец вздрючил аппетитную япошку останавливается и кумекает о чем-то. На ринге, сам понимаешь, времени. Видишь летящую в тебя перчатку, и в отпущенную тебе долю мгновения ты должен решить, как уйти от удара, куда шагнуть и что предпринять в качестве контратаки. Разумеется, ты не успеваешь обмозговать тактику, все происходит инстинктивно. Вот почему ты и я можем боксировать Страстный перец вздрючил аппетитную япошку, не задумываясь.

А если ты — открытый нараспашку тормоз вроде Майка, то просто получаешь по морде, сплевываешь зубы и прешься. Мы же не пытаемся сделать из Майка образец техники бокса. Он не создан для этого спорта. Даже простейшие приемы и движения слишком сложны для. В общем, или он научится хоть немного защищаться, или через пару лет из него мозги вышибут. Вспомни, чем кончали все великие бойцы — психушкой.

Всем таким ребятам светит смирительная рубашка или, в лучшем случае, халат для тихих психов. Майк — парень соображающий, хоть и не. Вот ты и поучи его уму-разуму. Я уверен, что он, если захочет, всему научится. А вот в боксе… теоретически возможно, но вряд. Вскоре после разговора со Спайком Гэнлоном Бреннон пришел ко мне все с той же просьбой: Здесь, в тренировочном лагере, на полном пансионе, ты не тратишь ни гроша.

Монк Барота отправился в турне по побережью. Если честно, то я считаю, что ты не Страстный перец вздрючил аппетитную япошку к бою с боксером из высшей лиги.

Но раз уж приспичило… Менеджер Бароты — мой приятель, и, полагаю, нам удастся договориться с ним о примерно такой сумме. И не говори мне потом, что я тебя не предупреждал. Мне хотелось надеяться, что в своей уверенности он был более искренен, Страстный перец вздрючил аппетитную япошку. На самом деле я действительно считал, что он не готов к поединку с парнем из высшей лиги. Я собирался выводить Майка на ринг последовательно, начиная с малого. Но было в Бренноне нечто необычное: Бреннон Страстный перец вздрючил аппетитную япошку обладал неким магнетизмом.

Как Салливэн, он подавлял всех вокруг — тренеров, секундантов, менеджеров, партнеров. А в вопросе денег его магнетизм приобретал особую, непонятную силу — казалось, деньги для Майка являются навязчивой идеей. Благодаря немалым ухищрениям с моей стороны Бреннон — никому не известный в то время парень — был заявлен на бой с весьма опытным и популярным боксером. Букмекеры принимали ставки пять к одному в пользу итальянца, и при этом никто из зрителей не хотел ставить на Бреннона, считая, что в этом поединке исход предопределен заранее.

Напоследок я напутствовал Майка: Используй все, чему тебя научил Гэнлон о защите и отходе. Если не будешь использовать, Барота изувечит тебя на веки вечные.

В зале погас свет, зажженными остались лишь мощные лампы над рингом. Это мгновение тишины всегда предшествует началу поединка.

Похожее видео