Совсем юные мокрые киски


Волшебница крестная Перевод Т. О дивный новый мир. Огромный, занимавший пол-улицы "даймлер" плавно катил вперед, шурша шинами и сдержанно поблескивая темно-синим лаком. Всякий раз, глядя на тускло мерцавший "даймлер", она вспоминала эту строчку из "Еврейских мелодий". Из-за кружевных гардин вслед автомобилю смотрели любопытные глаза - не каждый день под окнами предместья гарцует сорок лошадиных сил. У ворот номера семнадцать "даймлер" остановил свой гордый бег. Шофер спрыгнул на землю и распахнул дверцу.

Волшебница крестная вышла из машины. Необычайно высокая и стройная, безупречностью наряда спорившая с модной картинкой, миссис Эскобар была сказочно, неправдоподобно элегантна.

Сегодня на ней был черный костюм, отделанный по отворотам, на карманах и вдоль швов юбки узким красным кантом. Шею миссис Эскобар обвивал муслиновый шарф - его свободно свисавший меж отворотами жакета конец своими томными струистыми извивами напоминал плавник тропической рыбы.

На ногах у миссис Совсем юные мокрые киски были красные туфли, красною была отделка ее перчаток и шляпы. Выйдя из машины, миссис Эскобар вопросительно повернулась к открытой дверце: Сьюзен, которая, согнувшись вдвое, собирала пакеты, сваленные на полу машины, подняла голову: Робинс, я попрошу вас взять совсем юные мокрые киски, - добавила она уже другим тоном, поворачиваясь к шоферу.

Миссис Эскобар, улыбаясь, смотрела на шофера. Ее взгляд был ласкающим, почти томным. Это была обычная манера миссис Эскобар. Самым деловым и официальным, самым случайным отношениям она любила придавать оттенок некоторой доверительной близости.

С продавщицами она болтала об их сердечных делах, слуге улыбалась так, точно намеревалась произвести его в конфиданты или, еще лучше, в любовники, с водопроводчиком рассуждала о смысле жизни, мальчиков-посыльных одаривала шоколадками, причем особенно хорошеньких целовала с поистине материнской нежностью. Ей нравилось, как она выражалась, "тесно соприкасаться с людьми", совсем юные мокрые киски руками чужие души, ощупывать их, вытягивать на свет чужие тайны.

Ей было необходимо, чтобы все и всегда помнили о ней, обожали ее, души в ней не чаяли. Но это не мешало миссис Эскобар выходить из себя, если продавщица не умела с полуслова понять ее желание, набрасываться на слугу, если он недостаточно проворно являлся на ее зов, честить нерасторопного водопроводчика "вором" и "мошенником", а мальчика-посыльного, который приносил подарок от неугодного поклонника, отпускать без шоколадки, без поцелуя и даже без чаевых.

Совсем юные мокрые киски нее были узкие длинные. Почти прямая линия нижнего века замыкала плавный изгиб верхнего. Взгляд этих голубых глаз отличался необычайной живостью и выразительностью. Шофер был молод и не успел еще освоиться с новым местом, он краснел и старательно смотрел в сторону. Сьюзен оставила наконец в покое торт и горшочек с паштетом и выбралась из машины, прижимая к груди свертки и букет. Робине открыл калитку, и они вошли в маленький садик. В вопросе миссис Эскобар послышалось разочарование и сдержанный упрек.

Она явно предполагала, что ее встретят у ворот и торжественно введут в дом. Однако Сьюзен было очень неприятно, совсем юные мокрые киски Рут не вышла их встретить.

Будет ужасно, если миссис Эскобар сочтет Совсем юные мокрые киски невнимательной и неблагодарной. Кулаки и живот сделали свое дело - двери дома поспешно распахнулись, и на пороге появилась Рут с Малышом на руках.

Но миссис Эскобар не дала ей договорить. Ее омрачившееся было лицо мгновенно просияло. Она чарующе улыбнулась, глаза еще больше сузились, и от них венчиком разбежались крошечные морщинки, которые так и лучились приветливостью. А это - несколько скромных цветочков от. Она поднесла розы к губам, поцеловала их и дотронулась полураскрывшимися бутонами до щеки Рут.

Миссис Эскобар взяла ручку ребенка в свою и поцеловала. Мальчик смотрел на миссис Эскобар большими ясными глазами. Он смотрел очень серьезно, и его взгляд казался совсем юные мокрые киски и осуждающим, словно взгляд ангела в день Страшного суда.

Дети ее не интересовали. Миссис Эскобар внимательно оглядела Рут, придерживая ее рукой за плечо. Рут зажала пышный букет локтем свободной руки.

Сьюзен улыбнулась и довольно неловко кивнула. Все-таки Рут была ее старшей сестрой. Знаешь, милая, ты выглядишь моложе Сьюзен. Это ни на что не похоже. Рут стояла вся красная, совершенно смешавшись от громких похвал миссис Эскобар. Но не одна лишь скромность была виной ее румянцу.

Рут унижало это упорное подчеркивание того, что она моложава. Конечно, выглядит она как девчонка. Но ведь все дело в одежде. Шьет она себе сама, а так как ни на что другое не хватает ни времени, ни умения, то все платья получаются на один манер, нечто "в артистическом стиле" - прямые, на кокетке, без рукавов, из клетчатой или пестрой холстинки, - она носила их поверх блузок.

Но что прикажете делать, если на приличное платье нет денег. И стрижка у нее как у школьницы, совершенно безобразная. Она сама это прекрасно понимает. Ну, а как быть? Не отращивать же волосы. С ними столько возни, а времени нет. Можно, конечно, постричься "под фокстрот", но тогда придется все время ходить к парикмахеру - подравнивать совсем юные мокрые киски, завиваться, а это стоит совсем юные мокрые киски Нет, такой смехотворно юной она кажется только потому, что они бедные.

Вот Сьюзен на пять лет ее моложе, ребенок в сущности, а выглядит старше. Что ж, на ней прекрасное платье от настоящего портного. В свои семнадцать лет она одета как взрослая женщина. Миссис Эскобар дарит ей все, что она попросит. Неожиданно для себя Рут почувствовала, что ненавидит и презирает эту счастливицу.

Да если разобраться, что она такое? Комнатная собачонка в доме миссис Эскобар. Кукла, которую наряжают и заставляют говорить "мама". И все же, думая о достойной презрения участи сестры, Рут сетовала на собственную судьбу, которая закрыла ей путь к радостям, доступным Сьюзен.

Почему у Сьюзен есть все, а у нее Но в следующую секунду Рут вспомнила про совсем юные мокрые киски. Она порывисто потянулась к мальчику и поцеловала круглую розовую щечку. Кожа была бархатистой и прохладной, как лепесток цветка.

Сын напомнил ей о Джиме. Рут совсем юные мокрые киски себе, как он поцелует ее, когда вернется вечером с работы. А потом она возьмет шитье, а он сядет напротив, наденет очки и будет читать ей вслух "Падение Римской империи" Гиббона. Как она любила его в такие минуты! Даже то, как он выговаривал совсем юные мокрые киски "персы". У него очень смешно выходило - "пэрсы". При мысли о "пэрсах" ей страстно захотелось, чтобы он оказался рядом с ней, здесь, сейчас, захотелось броситься к нему на шею и поцеловать.

Ах, как она его любит! В порыве внезапной нежности, которая была еще острей от стыда за давешние гадкие мысли и от охвативших ее воспоминаний о Джиме, Рут повернулась к сестре. Сестры поцеловались над свертками с жареными цыплятами и языком. Миссис Эскобар смотрела на сестер с истинным наслаждением.

Как они очаровательны - прелестные, свежие, юные. Ведь они в каком-то смысле были творением ее рук. Девочки, которые росли в прекрасных условиях, даже в роскоши, вдруг осиротели и остались без гроша.

Да они могли погибнуть, пропасть. О них и не вспомнил бы никто! Но миссис Эскобар, которая знала когда-то мать девочек, поспешила к ним на помощь. Они переедут к. Она заменит им мать. Правда, Рут отплатила ей тогда неблагодарностью - взяла и вышла замуж за молодого Джима Уотертона. Миссис Эскобар всегда считала этот брак легкомысленным и поспешным. Уотертон сам был еще мальчишкой, он не мог дать жене ни положения, ни денег. Что ж, Рут знала, на что идет.

Похожее видео