Порнуха на выпускном с училкой


Как я однажды была училкой 1. Как я давала свой первый урок Училкой я была недолго, с ноября месяца и до выпускных экзаменов, неполный учебный год. До того я успела официально поработать дворником, препаратором Института гриппа, личным библиотекарем писательницы Н. В общем, моя пухлая трудовая книжка, видимо, страшно надоела кафедральному начальству Ленинградского ордена Ленина университета. Крупской — там учительница русского языка и литературы безответственно ушла в законный декрет буквально в начале учебного года.

Здание школы было стандартной скучной коробкой, но вокруг него, во всём районе, всегда восхитительно пахло горячим шоколадом. Директор этой фантастической школы чем-то напоминал бывшего московского мэра Лужкова — маленький, лысый, энергичный, великолепно играющий во все государственные игры и, конечно, ловящий в этой мутной водичке свою золотую рыбку. В своём роде человек, несомненно, замечательный. Жаль, что я тогда, по молодости порнуха на выпускном с училкой, не умела наблюдать и понимать.

После я узнала, что эта школа приютила в своей учительской весьма необычную команду: Поскольку тогда в стране цвела кампания, громогласно заявлявшая, порнуха на выпускном с училкой в Советском Союзе все имеют, как минимум, десятиклассное образование, партийная организация кондитерской фабрики обязала всех рабочих, такового не имеющих, его получить. Для чего им был выделен раз в неделю полный учебный день, который засчитывался как трудовой.

Насильно загнанные в школу и посаженные за парту работяги учиться математике, физике и — ах, да! А желали они сбежать в этот день на волю и оттянуться по полной в недальней пивнушке.

А администрация школы и учителя должны были этому столь же категорически препятствовать. Поэтому входные двери в школу запирались с самого утра, превращая храм просвещения в тюрягу. Ученик мог уйти только по предъявлении на выходе записки учителя, позволившего ему удалиться. Директор предупредил меня, что такие записки я не должна давать никому. Что меня, пользуясь моей молодостью и наивностью, будут гнусно обманывать, рассказывая об умирающей бабушке или чудовищных болях в животе.

Сразу скажу, что держиморда из меня получилась неважная. И не потому, что я наивно верила в порнуха на выпускном с училкой приступ румяного Алёши Поповича, а потому, что уже тогда я порнуха на выпускном с училкой, что учиться будет только тот, кто этого хочет. И что вообще, образование порнуха на выпускном с училкой не всем, и дело это — исключительно элитарное. Так что вожделенные записки порнуха на выпускном с училкой давала легко и щедро.

Директор строго разъяснил мне, что моя задача — вести урок. Невзирая ни на. Полностью в соответствии с государственной школьной программой, то есть столько-то часов на Достоевского, столько-то на Пушкина. И самое главное — это грамотно заполнять журнал. Чтобы комар носа не подточил.

Тема урока, количество опрошенных, количество присутствующих на уроке Я тупо на него смотрела, беспокойно прикидывая, как я впервые войду в класс, что скажу Так что мне предстояло не уронить, так сказать, чести рода. Это не прибавляло бодрости. И вот, директор вводит меня в десятый выпускной класс. В классе сидит восемь человек.

А учеников там числится тридцать. Потом он быстренько меня представляет и уходит. Я начала урок, как задумала: Сказала, что мне двадцать один год, что я студентка университета, не замужем, увлекаюсь поэзией, туризмом, йогой.

Призналась, что это — первый урок в моей жизни, попросила их помогать. И мы вместе, общими усилиями, я надеюсь, успешно закончим этот год, и вы все прекрасно сдадите выпускные экзамены. Мне хотелось бы, для знакомства, просто почитать вам несколько своих любимых стихов. А потом, может быть, и кто-то из вас захочет прочесть что-нибудь своё любимое?

Потом много Цветаевой, я тогда ею болела. Периодически я выныривала и спрашивала: Ну, тогда ещё вот это Передо мной сидели работяги, от двадцати до сорока лет. Их загнали в клетку ненужного им образования, в лживую и лгущую школьную систему, для которой были важнее всего галочки для идеологического отчёта райкому, который, в свою очередь, бодро отчитывался порнуха на выпускном с училкой или обкому, а тот — Москве, что поставленная задача выполнена, все рабочие получили диплом об окончании средней школы.

И я для них была очередной шестерёнкой этой системы. Поэтому им только в порнуха на выпускном с училкой было, что ходит у доски эдакая дурында, болбочет что-то невнятное, вопросов дурацких не задаёт.

Солдат спит, служба идёт. Как я преподавала русскую литературу Постепенно я, со свойственной нашему поколению сообразительностью, усваивала законы своей работы. Я честно готовилась к каждому уроку, просиживая в Порнуха на выпускном с училкой, и добросовестно заполняла журнал. В разбивку отмечала отсутствующих. Расставляла отметки непонятно кому за устные ответы.

И всему классу выставляла оценки. И все были довольны. Деканат университета получил справку, что студентка последнего курса филфака работает по специальности у них свой отчёт перед вышестоящимия — зарплату, школа — педагога, ученики — не самого вредного преподавателя.

В классе на уроке могло оказаться пятнадцать учеников. А могло - трое. Причём, всякий раз приходили другие ученики. Как они утрясали формальную сторону этого, я не знаю. Думаю, что была какая-то договорённость между администрацией фабрики, которая вовсе не хотела оставаться полный день без необходимых производству рабочих, и администрацией школы, что-то с этого имевшей.

Не знаю, не знаю, всё это мои домыслы. Но полностью свой класс я увидела только на государственном выпускном экзамене, о котором речь впереди. На одном из уроков в классе неожиданно оказались две девчушки, лет семнадцати. Они достали зеркальца, косметички запись в журнале: Щёточки у них были у каждой своя, а коробочка туши общая, куда они поочерёдно плевали.

Мне они не мешали, и я решила не мешать. К концу урока неземная красота была наведена, отягощенные тушью ресницы девушек торчали кольями, опасными для мужских сердец, а верхние веки одинаково раскрашены синими жирными тенями. Видимо, они готовились к вечеринке. Убедившись, что читать книжки здесь никто не собирается, я на ходу стала изобретать, как же мне всё-таки вести урок. Как понятно, опыт моих талантливых тёток, с их знаменитыми литературными вечерами, пригодиться мне не.

Я приходила в класс. Видела — иногда в первый и последний раз — группу порнуха на выпускном с училкой. Быстро рассказывала им сюжет. Дальше пыталась втянуть их в какую-нибудь занимательную дискуссию. Я часто вспоминала тогда рассказ из американской фантастики, где речь шла о школе далёкого будущего, когда педагог ведёт уроки через телекоммуникационные системы с десятками тысяч учеников, сидящих дома. Пригодность учителя определялась рейтингом, поэтому педагоги изобретали разные способы удерживать учеников от того, чтобы они переключали каналы.

Одна молодая красивая преподавательница во время урока показывала стриптиз. Но не до конца, каждый раз обещая, что бюстгальтер, возможно, упадёт на следующем уроке. До стриптиза я не дошла, но из кожи вон лезла, чтобы ученикам было интересно. Именно на этом уроке, куда почему-то пришло довольно много народу, сидящая за одной партой парочка стала целоваться. Я растерялась, сделала вид, что этого не замечаю.

Но пример оказался заразительным, другая парочка занялась тем же самым. Продолжая урок княжна Мери, Грушницкийя, проходя по классу, периодически бросала реплики, как спортивный комментатор: Идёт по тёмному городу, под кровавым флагом, группа молодых убийц и палит из винтовочек вокруг себя: Без точного и опасного знания о событиях, происходивших в Петрограде? На поэму отведено было программой пять часов, и я опять придумывала увлекательные ходы для учеников: Ученики менялись, как в калейдоскопе, и я должна была новой порции зашедших на урок рассказывать что-то занимательное, не повторяясь, при том, что они не были на уроках предыдущих.

Но вот, к моей радости, один ученик проникся. Он приходил на каждый — на каждый! Не отвлекался, не целовался с соседкой, записок на выход не просил. Честно говоря, меня это очень вдохновило. Хоть одного я увлекла красотой слова.

Может и читать теперь начнёт, чем чёрт не шутит? И почувствует радость от открывшегося ему волшебного мира литературы! И я стала вести урок для. Всё время на него посматривала, спрашивала: На более распространённые вопросы отвечать отказывался.

Похожее видео