Немку трахнули в рот и попку


Дед рассказал как немкок трахали. Призвали меня в начале го, когда я уже женатым. И дошел я благополучно до конца войны только потому, что воевал на тяжелых танках.

Понятно, труднее всего было пехоте, да и Т горели как коробки спичек. Они все время в бою, все время под огнем. А наше дело было не немку трахнули в рот и попку пехоту, а взламывать оборону врага и штурмовать города. Как только мы появляемся у переднего края, так у немцев переполох - жди нашего наступления. Да, экипаж машины боевой, да еще Маруся.

Да ты сдавай карты и меня и не перебивай. Маруся это наш тяжелый танк. На нем мы до Балатона дошли, там то она и погибла.

Красавица машина, немку трахнули в рот и попку раз ей в лоб снарядом попадало - и ничего! Только глохнешь и внутри танка окалиной пахнет. А экипаж был. Я, значит, командир танка по прозвищу Старшой. Сакибжан - башенный стрелок. Совсем молодой парнишка из сибирских татар, бабу еще ни разу не попробовал. Это не фамилия, прозвище такое дали за непомерную силу, а как звали его, уже забыл.

Еще молчаливый мордвин радист Гриша. А танк назвали Марусей потому, что на войне солдат сильно по женскому телу тоскует. В любом бою можешь погибнуть и не попробовать больше женского тепла. Дело не только в том, чтобы какой то бабе ляжки раздвинуть. Нет, все шторки-скатерки, уют домашний - это тоже женское тепло, которого мужику создавать не дано. Ну и само тело. Кувалда к каждой встречной бабе напрашивался. Я сильно по жене скучал, любил. И вот уже в сорок четвертом на отдыхе после прорыва размечтался о.

У жены моей, ныне покойной Марии Петровны, на попе была приметная такая родинка. И вот я не могу вспомнить, где она - справа или слева. Оказалось, что я и лицо жены уже не помню. Да тут и свое имя забыть не мудрено. Юнкерсы за нами охотятся. Фердинанду под выстрел попадешься и - прощай Родина! А можно и на фугас наехать. Короче, живет солдат сегодняшним днем, а что будет завтра, то Жуков и Сталин знают. Вам, шестидесятилетним соплякам этого не понять.

Короче, скучает солдат по женщине до невозможности! Всякие ВПЖ - военно-полевые жены - это не для. Их штабные крысы, да большие генералы держали. А солдат выкручивается по обстановке. Всякое бывало и на нашей земле, и когда в те Европы вступили. За Смоленском мы в одну деревню въехали. Потеряли дорогу, да еще стемнело. В деревеньке несколько домов осталось, вот и решили встать до утра и всем в разных избах ночевать, чтобы тесноты не было, чтобы хозяйки нам белье постирали, иначе и завшиветь недолго.

В других домах я не был, а в том, где остановился фигуристая хозяйка лет тридцати, и груди и зад крепкие. Двое детей при ней на печи. Нищета и голодные все до невозможности. Ну, вытащили мы свои запасы и поделили по числу членов экипажа, по числу мест ночевки. А запасы были солидные. Это пехотинец на плечах много не унесет, а в танк можно что угодно натолкать, да еще сверху за башней привязать. Шляпа тот командир танка, у немку трахнули в рот и попку нет в машине запаса продовольствия на десять дней.

А у нас и больше было, да еще немецкие шинели, штаны и мундиры и ситца целый рулон. Не спрашивайте, где мы ситец достали. Даже теперь не скажу.

Разделили все и растащили по домам. Детишки на еду накинулись, а женщина не ест. Давай ешь, иначе свяжу и насильно в рот толкать. Поели они, а у меня кусок в горло так и не полез. И ребята потом говорили, что в той деревне они есть немку трахнули в рот и попку смогли.

Заснули дети, и прилегла хозяйка ко мне на лавку. Обнимает, целует, а сама плачет: Верно, крепко любила. Утром все бабы нас к танку провожали, а вдовушка, Сакибжанова хозяйка, повесилась ему на шею, целует, нас не стесняясь.

Значит, разговелся в первый раз женским телом наш татарин. После той деревни мы чувствовали себя так, будто дома в краткосрочном отпуске побывали. Спрашиваешь, не заделал ли ей ребенка? Может и заделал, так ведь свой, русский будет, а не немчуренок. Это половиной греха считалось, а бабу с немчуренком могли зимой из дома на мороз выгнать.

И неважно, какой национальности был тот фашист - настоящий немец, итальянец или распоследний румын. Если изнасиловали, то ей женщины всегда помогут вытравить немчуренка. Да в оккупации все про всех знали. Нет, шли к ним все и сообщали о предателях, что на немцев работали. Ты, какой картой кроешь? Думаешь, я совсем ослеп? Вот сбили меня с темы… Желаете знать, когда я немку первый раз попробовал? Было это на Курской дуге, после сражения под Прохоровкой.

Грудь на грудь сошлись танковые армии. Много там наших ребят погибло, но нам повезло. И даже еще одну звездочку на стволе Маруси нарисовали.

А каждая звездочка это немку трахнули в рот и попку танк, или самоходка, или противотанковое орудие. Когда Маруся на Балатоне погибла, на ее стволе семь звездочек. Это тебе не баран чихнул! После Прохоровки пошли бои местного значения. Немцы отступают, где фронт, где тыл никто не разберет. Двигалась наша машина на соединение со своим полком и выкатил на нас с дуру немецкий Т-III.

Машина против нас совершенно не серьезная. Сакибжан по ней стрельнул и снес правый ленивец и все катки. Выскочил из танка экипаж, а бежать некуда - мы просто рядом, пушка в душу смотрит, пулемет тупым рылом поводит, да и у нас автоматы.

Подняли руки, лопочут по-своему. А Кувалда хорошо знал по-немецки, но скрывал это немку трахнули в рот и попку не хотел, чтобы его в штаб переводчиком взяли. Переводит нам Кувалда, что немецкий экипаж сдается на условиях Конвенции о соблюдении прав военнопленных. И спрашивают, когда они могут отправить письма домой, чтобы там не волновались.

Ребята потом говорили, что я стал даже не белым, а каким-то синим. Мы уже хорошо знали, как с нашими гитлеровцы поступают. Осмотрели их танк, а у него на стволе два белых кольца нарисовано. Значит, по их милости на том свете два экипажа рапортуют о своем прибытии. Перевел Кувалда, и тут один танкист в ноги нам повалился и лопочет, что она девушка и просит ее пощадить. Все танкисты в комбинезонах, но у этого задница явно женская, одежда в немку трахнули в рот и попку сидит.

У ребят сразу в штанах колом встало.

Похожее видео