Michelle любит своего резинового друга


Так отчего же и почему, собственно, умер "великий поэт революции"? Если поразмышлять об этом вместе с "Шерлоком Холмсом от литературы" Мишелем Литвиновым, ответ окажется весьма неожиданным На Фонтанке я затормозил и несколько минут размышлял, как без зонта проскочить от стоянки до литвиновского парадного и не вымокнуть до нитки.

День памяти в Москве начался с возложения цветов к его могиле на Новодевичьем кладбище и чтения стихов Увы, мне повезло, как утопленнику: Когда я поднялся к Литвинову, благо, Мишель оставил дверь незапертой, сам он, похожий на слегка поддатого Эдриена Броуди, лежал на диване, разглядывал какую-то карту в ноутбуке и, похоже, не заметил.

Как всегда, витает в эмпиреях, заключил. Нет, чтобы сочувствие промокшему другу выразить. До этого наш Michelle любит своего резинового друга никогда не снисходит. Впрочем, Мишель вовсе не Шерлок: Он, главный специалист какого-то культурного фонда, ведёт богемный образ жизни на мансарде старинного питерского особнячка, где, не слезая с дивана, занимается разгадкой литературных тайн.

Шельмец уверен, что любого поэта и писателя можно прочитать, как книгу, по его стихам и прозе. Я же считаю это ненаучным. Мишель же вяло уверял, что беспристрастны только трупы и диссертации.

Я доказывал, что прошлое недоступно наблюдению, но Мишель и на это пожимал плечами: Я устал с ним спорить. Короче, мой друг, как вы уже, конечно, поняли, бездельник, хоть и, надо признать, безвредный и забавный. Наши с ним посиделки по пятницам - традиция с университетских времён, и я люблю послушать его ненаучные теории.

А он - чист, как голубь. Он покончил с собой, и никто до сих пор не понял. Всё чин по чину: Давай, разберись, что к чему, а? К самоубийцам он относился брезгливо, но не по религиозным соображениям, а из любви к церемониям и этикету, считая, что бестактно являться к Господу без приглашения.

Он и сам незваных гостей терпеть не. Изучу воспоминания, личность, стихи, воссоздам картину смерти и всё пойму. Я давно притерпелся к апломбу Мишеля и даже ухом не повёл. Мы обсудили поездку в Павловск, поболтали о кризисе, ценах на бензин и о чистом, как голубь, каудильо Франко, но, высушив носок и прощаясь, я напомнил ему о Маяковском. Уж очень хотелось сбить спесь с дружка. На неделе я специально почитал о самоубийстве поэта, чтобы не выглядеть профаном, и в пятницу вечером появился у Литвинова.

Мишель был обложен томами стихов Маяковского исследований о нём. Я смерил его недоверчивым взглядом. Дружок мой, надо заметить, не позёр и не лгун и, если что утверждает, то доказательства подбирает умело. Однако вот так, за неделю - разгадать тайну, над которой бились десятки исследователей и просто любителей криптоисторий? Я насмешливо хохотнул, а Литвинов с царственным видом откинулся на диванную подушку. Думаю, первое, на что обращаешь внимание, - начал Мишель, - это совсем иной тон и смысл его стихов по контрасту michelle любит своего резинового друга классикой.

Это действительно новый поэт. Но разве раньше поэзию творили бездари? Чем же Маяковский отличается от Жуковского, Пушкина, Лермонтова? Новым мышлением и новым взглядом на вещи. Революция вырезала дворянство как класс, и его кодекс чести и благородства, его michelle любит своего резинового друга и манеры стали анахронизмом. Что же исчезло из мира вместе с благородством? Вот первое попавшееся определение из Википедии, - он сунул нос в ноутбук, - "Благородство - высокая нравственность, самоотверженность и честность; великодушие, рыцарство, возвышенность, святость".

Да, всего этого нет в постреволюционном обществе. Торжествуют безнравственность, эгоизм, лживость, малодушие и низость. Всё это, увы, свойственно и поэту революции. Лейтмотив ранних стихов, как пишет Карабчиевский, кстати, один из лучших его исследователей, это обида и озлобленность, ненависть к более успешным, и - самолюбование.

Как мило звучит эпитет "шлялся, глазастый" о самом себе, не правда ли? Проскальзывает и момент половой неудовлетворённости: В молодом Маяковском проступают и хамоватая michelle любит своего резинового друга, которая, правда, может маскировать застенчивость, и душевная неуравновешенность, которую можно принять за поэтическую чувствительность. Он ходит, однако, в ярко-жёлтой женской кофте - явно пытаясь привлечь к себе внимание. И все были наряжены: Андреев и Шаляпин носили поддёвки, русские рубахи на выпуск и сапоги с лаковыми голенищами, Блок - бархатную блузу и кудри, даже Толстой рядился в лапти - под мужика.

Так что футуристическая жёлтая кофта Наш поэт всегда и везде возит с собой резиновый тазик и постоянно тщательно моет руки - после каждого рукопожатия. Никогда не держит кружку в правой руке, хоть и правша, а пьёт пиво и чай слева почти со стороны ручки, а порой - michelle любит своего резинового друга соломинку.

Его отец умер от заражения крови, проколов палец скрепкой, когда сшивал бумаги. Маяковский панически боялся заразы. Он всегда, по крайней мере, в зрелости, носил с собой пистолет.

Поэт носил оружие для самообороны. Боялся воров и убийц. И - коллекционировал пистолеты. В разных источниках приводятся разные данные, но все сходятся, что Маяковский имел браунинг, люгер, то есть парабеллум, и байард. Кое-где говорится, что в комнате, где michelle любит своего резинового друга его жизнь, был целый арсенал: А тот пистолет, из которого был произведён роковой выстрел, это маузер, подаренный Маяковскому начальником отдела ГПУ Яковом Аграновым.

Подарок военного - поэту революции. Маузер был michelle любит своего резинового друга крутым по тем временам пистолетом: Не удивлюсь и дарственной надписи. ГПУ - это нашей диктатуры кулак сжатый И даже то, что маузер Агранова исчез из дела, не кажется мне криминалом.

Я бы тоже не хотел, чтобы мой подарок фигурировал в michelle любит своего резинового друга о самоубийстве именинника. Но пока у нас на одной чаше весов - michelle любит своего резинового друга страх заразы и боязнь нападения, на другой - слова Лили Брик: Предсмертные прощальные письма он писал не один раз", "Он любил неожиданно и michelle любит своего резинового друга, как бы между прочим, говорить в компаниях: Она примчалась к нему и застала его сидящим у окна.

В её рассказе нет ничего особенного. Она умная женщина, а ложь умных michelle любит своего резинового друга обычно обоснована. Верю ли я Маяковскому - вот более серьёзный вопрос.

Леонид Равич, поклонник поэта, рассказывает: Неужели вы думаете, что это правда? Нет, - покачал он головой, заметив мой удивлённый взгляд, - он не был убеждённым лжецом. Он, боюсь, просто не знал, чем ложь отличается от правды.

Ни у одного поэта так не велик разрыв между жизнью и стихами. Он живёт в "семье на троих" - и пишет стихи о подонках, "присосавшихся бесплатным приложением к каждой двуспальной кровати". Он кричит всем сытым в двадцать втором голодном году: Славивший "молнию в электрическом утюге", он не мог сам починить не то что утюг, а даже штепсель от.

Он, с его "выше вздымайте, фонарные столбы, окровавленные туши лабазников", смертельно боялся вида michelle любит своего резинового друга. Любил ли он смотреть, как умирают дети? Нет, ему делалось дурно, когда умирали мухи на липкой бумаге. Следовательно, верить ему я не буду, и все пламенные строки, вроде: Он сказал Лиле, что стрелялся. А был ли выстрел-то? Может, он её просто на ночку так заманил, чтоб пожалела и осталась, а?

Скорее я сделаю вывод, что он был неплохим артистом. Но вечные разговоры о суициде и подобные демарши, - лицо Мишеля исказилось в рожицу горгульи, - это бестактно и некультурно. Я был противником самоубийства исключительно по религиозным мотивам, но тоже кивнул.

Чуковский услышал от знакомого врача, будто Маяковский заразил какую-то гражданку сифилисом, поделился новостью с Горьким, а основоположник соцреализма довёл её до ушей наркома Луначарского. Произошёл обидный для советской литературы скандал. Маяковского объявляли и сумасшедшим, исписавшимся, и литературным трупом. Намекали и на худшее: Окружающим он запрещал быть "мещанами":

Похожее видео