Красотка на время позабыла про приличия


Нет, это не его дом. И не ее дом. Но это не тот отель, из окна которого открывается прекрасный вид на озеро, не тот отель, с которым связана память о боли, о страдании, о восторге.

Попросить его раздеться и снять одежду с. Темнота в физическом смысле никогда не бывает абсолютной, и, когда глаза привыкнут к ней, можно будет увидеть в пятне неведомо откуда пробившегося света силуэт мужчины. Вот и снова они встретились с. Приблизиться к нему и попросить, чтобы он завязал себе.

Замявшись на мгновенье, он ответит, что бывал уже в разных видах преисподней. Она скажет на это, что речь вовсе не о том, а просто ей нужна полнейшая, непроницаемая тьма, и что теперь пришел ее черед кое-чему научить его в отместку и благодарность за то, что вчера узнала от него о боли.

Он послушается, завяжет. И вот теперь уже нет ни единого пятнышка света, это, наверно, и называется кромешной тьмой, так что приходится взяться за руки, чтобы добраться до кровати.

Нет-нет, ложиться мы не будем. Мы сядем, как садились всегда, лицом друг к другу, только чуть ближе, чем всегда, так, чтобы мои колени касались твоих. Ей всегда хотелось сделать. Ни с первым ее возлюбленным, ни с тем, кто лишил ее невинности.

Ни с арабом, заплатившим тысячу франков и, вероятно, ожидавшим больше, чем она могла дать, хоть и этой тысячи не хватило, чтобы купить то, чего хотелось и о чем мечталось. Она вспоминает про свой дневник. Ей все надоело, она подгоняет томительно ползущие недели, Красотка на время позабыла про приличия до отъезда, до возвращения, и потому отдается этому мужчине, ибо здесь посверкивает искорка ее собственной потаенной любви.

Ева боялась идти своей стезей одна, без помощи и поддержки, и потому хотела разделить с кем-нибудь то, что чувствовала. Но есть на свете такое, что не делится. Человек проходит через преисподнюю, чтобы осознать. Будем любить друг друга, но не Красотка на время позабыла про приличия пытаться владеть друг другом.

Она задумывается на миг о других проститутках. Думает о матери, о подругах. Все они уверены, что мужчине не нужно ничего, кроме этих одиннадцати минут чистого секса, и за них выкладывает он огромные деньги.

Но это не так; мужчина, в сущности, ничем не отличается от женщины: Притворялась, что получает наслаждение? Или в бразильском захолустье до сих пор наслаждение для женщины считается делом запретным? Как мало знает Мария о жизни и о любви, но сейчас, когда глаза ее завязаны, когда все время, сколько ни есть его в мире, принадлежит ей, она отыщет источник и корень, и все начнется там и так, где и как она захочет начать.

Целый день провела она в поисках того, что могла бы дать человеку, вернувшему ей достоинство, заставившему ее понять, что стремление к радости важнее, чем необходимость страдать. Мне хотелось бы, чтобы он обрел счастье научить меня чему-нибудь новому, подобно тому, как вчера он объяснил мне, что такое страдание, что такое уличные проститутки и проститутки священные. Мне хотелось бы знать, как приближаются к плоти перед тем, как приблизиться к душе, к соитию, к оргазму.

Протянув руку перед собой, она просит, чтобы и он сделал так. Сегодня ночью, слышится ее шепот, на этой ничейной полосе отеля я хочу, чтобы он открыл и нашел грань между мной и миром. Она просит его прикоснуться к ней, сделать так, чтобы он осязал ее, ибо плоть всегда поймет плоть, даже если души не придут к согласию. Его пальцы ощупывают ее лицо, и она ощущает едва уловимый запах краски, навсегда въевшийся Красотка на время позабыла про приличия кожу его рук, сколько бы тысяч и миллионов раз он их ни мыл: Она ласкает, и ласкают.

Так можно провести целую ночь, ибо это доставляет наслаждение, которое вовсе не обязательно должно завершаться сексом, думает она, и в этот самый миг, именно потому, что секс вовсе не обязателен, ощущает в межножье влажное тепло. Боже, о чем она думает? Она не должна думать. Его пальцы подкрадывающимися хищниками скользят вокруг ее грудей. Ей хотелось бы, чтобы пальцы двигались быстрей, чтобы дотронулись до сосков, потому что мысль ее обгоняет его пальцы, но он, отгадывая, наверно, ее невысказанное желание, медлит и дразнит и длит наслаждение, и целая вечность проходит, прежде чем прикосновение наконец совершается.

Соски напряглись, и он играет с ними, отчего по коже бегут мурашки, и еще влажней и горячей становится в паху. Теперь его руки скользят по ее животу, расходятся Красотка на время позабыла про приличия обе стороны, к бедрам, спускаются к икрам и ступням, поднимаются по внутренней стороне бедер, ощущают жар, но не приближаются, продолжая двигаться нежно и легко, словно порхая, и чем легче эти прикосновения, тем сильнее они пьянят.

Она делает то же, едва-едва дотрагиваясь к самым кончикам волос, и тоже ощущает жар, исходящий от его члена, и, словно колдовским образом вернув себе невинность, словно впервые оказывается перед ней символ иного пола, она прикасается к. Но это нечестно, хочется воскликнуть ей: Но он не делает этого, а, смочив пальцы ее же влагой, теми же кругообразными движениями, какими он заставил подняться ее соски, водит теперь вдоль клитора. Этот мужчина ласкает ее, как она.

Вот его рука снова поднимается к ее груди, как хорошо, как бы ей хотелось, чтобы он обхватил Красотка на время позабыла про приличия. Они могут соединиться прямо сейчас, и это будет совершенно естественно, и, наверное, это будет хорошо, но все так ново, так непривычно, ей приходится обуздывать себя, чтобы не испортить.

Зажигает лампу в изголовье. Но вслух не произносит ничего подобного: Ему хотелось бы, чтобы она пришла с ним на вернисаж. Красотка на время позабыла про приличия он, понимая, что она хотела согласиться, настаивает, приводит аргументы, которые при всей своей нелепости, становятся па их танца, и она уступает, потому что Красотка на время позабыла про приличия глубине души Красотка на время позабыла про приличия это ей и.

Он предлагает встретиться в том самом кафе, где они когда-то впервые увидели друг друга. Нет, отвечает она, бразильцы суеверны: Я рад, говорит он, что ты не хочешь, чтобы круг замкнулся. Запись в дневнике Марии, сделанная накануне того, как она купила себе билет на самолет в Бразилию: Птица с сильными крыльями, со сверкающим разноцветным оперением.

Существо, созданное для вольного полета в поднебесье, рожденное, чтобы радовать глаз тех, кто следит за ней с земли. Однажды женщина увидела ее и полюбила. Сердце ее колотилось, глаза блестели от волнения, когда с открытым в изумлении ртом, смотрела она, как летит эта птица. Женщина восхищалась птицей, почитала и славила. А птица, тоже любившая эту женщину, на следующий день прилетела, попала в силки, а потом посажена была в клетку.

Целыми днями женщина любовалась птицей, показывала предмет своей страсти подругам, а те говорили: Но странные дела стали твориться в душе этой женщины: И в один прекрасный день птица взяла да и умерла. Женщина очень опечалилась, только о ней Красотка на время позабыла про приличия думала и вспоминала ее днем и ночью, но только не то, как та томилась в клетке, а как увидела в первый раз ее вольный полет под облаками.

Лишившись птицы, лишилась ее жизнь и смысла. И постучалась к ней в дверь смерть. Быть ей в Европе оставалось всего две недели. Бернская улица превратится просто в улицу, названную в честь столицы Швейцарии. Она будет вспоминать свою квартиру, озеро, французскую речь и все те безумства, что способна вытворить девушка двадцати трех лет завтра исполнитсяпока не поймет, что свой предел всему положен. Нет, она не станет ловить птицу, заманивать ее Красотка на время позабыла про приличия собой в Бразилию.

Эта птица создана для вольного полета, и пусть со сладкой Красотка на время позабыла про приличия вспоминает она времена, когда еще чьи-то крылья рассекали воздух Красотка на время позабыла про приличия с нею. И потому, обманывая свое сердце, двинулась в то утро по Женеве как ни в чем не бывало, как будто до скончания века ходить ей по этим улицам, по Дороге Святого Иакова, по мосту Монблан. Она смотрела, как кружат над водой чайки, как раскладывают свой товар торговцы, как служилый люд, выходя из контор, отправляется обедать.

Грызла яблоко, наслаждаясь вкусом и цветом. Видела, как в отдалении заходят на посадку самолеты, как из середины озера поднимается, играя всеми цветами радуги, столб воды, как робкая, затаенная радость охватывает всех, кто проходит мимо, кто идет навстречу.

Ловила на себя взгляды заинтересованные, взгляды безразличные, взгляды ничего не выражающие. Если бы не причудливая архитектура его зданий да не вывески бесчисленных банков, вполне можно было бы вообразить себе, что дело происходит где-нибудь в Бразилии, в провинции.

Есть матери семейств, торгующиеся с продавцами. Школьники, которые сбежали с уроков, наврав, что мама-папа больны, и теперь целуются на берегу реки. Красотка на время позабыла про приличия люди, чувствующие себя здесь как дома, и люди посторонние.

Есть газеты, рассказывающие о разных скандальных происшествиях, и респектабельные журналы для почтенных бизнесменов, которые, насколько можно судить, читают только газеты, рассказывающие о скандальных происшествиях. Мария направилась в библиотеку сдать руководство по усадебному хозяйству.

Ты всегда строила планы на будущее, сказала она. И настоящее неизменно ошеломляет. Она не решила свою проблему и в обычном совокуплении достичь оргазма ей было не дано, а потому половой акт стал для нее делом настолько обыденным и вульгарным, что едва ли когда-нибудь сможет она обрести в нем тот пыл, и жар, и радость, которые искала и жаждала. Библиотекаршу, которую она считала своей единственной подругой, хоть никогда ей об этом не говорила, она застала в добром расположении духа. Был как раз обеденный перерыв, но Мария отказалась от предложенного сэндвича, поблагодарив и сославшись на то, что недавно завтракала.

Мария, разумеется, не помнила, но по лукавой улыбке, заигравшей на лице библиотекарши, догадалась, о чем Красотка на время позабыла про приличия речь. Библиотекарша указала на тщательно завернутую в коричневую бумагу стопку книг в углу. Только мельком проглядела и, знаете, пришла в ужас от того, что увидела.

Мария поблагодарила и стала уж было приподниматься с места, готовясь уйти, но библиотекарша продолжала: Вот, например, вы знаете, что клитор был открыт совсем Красотка на время позабыла про приличия А до тех пор, полтора тысячелетия нашей эры, о нем никто понятия не имел. Нет, вы только подумайте! Получается, что она не умерла для секса, этот человек каким-то колдовским образом воскресил .

Похожее видео