И даже в попку согласилась


Стоило мне это двух третей всего моего дохода, но зато диплом я мог писать, не отвлекаясь на общежитские шумы и картины соответствующего быта. А она жила в соседнем подъезде. Была она ужасная недотрога и рыжая как солнышко. Я каждый раз провожал её взглядом. Черты лица у неё не проявились ещё полностью, но уже было ясно, что годам к 23—25 это будет красотка в духе Джулии Робертс, длинноногая и фигуристая. Больше всего меня покоряло И даже в попку согласилась ней то, что она была умница.

Несколько раз я оказывался случайным свидетелем её бесед с подружками. Лавочка, которую они облюбовали для своих И даже в попку согласилась посиделок, располагалась прямо И даже в попку согласилась моим балконом. Беседы у них были конечно девчачьи про школу, про тряпки, да про мальчиков. Но и в них она выглядела по высшему разряду. И даже в попку согласилась с ней поближе нечего было и думать, потому что имелась у неё парочка старших братьев, два жутких Кинг-Конга, матёрые мужики. С такими только свяжись.

Но однажды случай мне представился. Она потеряла ключи и коротала часы до возвращения членов своей семьи у подъезда. Я подошёл и спросил, что она так долго делает там одна. Она без всякой боязни и рассказала.

Тогда я позвал её к себе и думал, что она откажется. Сначала мы с ней чинно-мирно пили чай и болтали про кино, музыку и даже литературу. Ей нравилось то же, что и. А потом она пожелала послушать мои записи. Ну, вот под Криса де Бурга это и случилось.

Я её поцеловал, а она стала охотно отвечать и прижиматься ко мне своим рельефным телом. Мой член моментально встал. Я уже думал, что мне придётся пережить мучительную ночь.

А она вдруг шёпотом спросила, смотрел ли я когда-нибудь порно. Выяснилось, что на моё счастье её просветила какая-то развратница-подружка. Она краснела и бледнела, бедняжка, но охотно согласилась подержать мой член в своих ладошечках, потому что я рассказал, какие мучения испытываю, если не И даже в попку согласилась удовлетворить желание естественным путём. Она И даже в попку согласилась такая жалостливая, что даже согласилась взять в рот. Губки у неё были пухленькие, в меру твёрденькие.

Я чуть не кончил в ту же секунду, как она неумело, но старательно обхватила ими головку моего члена. Её тоненькие пальчики лежали в это время на И даже в попку согласилась и нежно очень перебирали. Это было так возбуждающе. Я сдерживался из И даже в попку согласилась сил, чтобы не кончить ей в рот и не напугать прежде времени. Она очень расстроилась, что ничего не умеет и не может помочь мне кончить.

Я изобразил из себя мученика и сказал, что ничего, потерплю. А она спросила, смогу ли я удовлетвориться, не лишая её девственности. Я сказал, что смогу, если она согласится, чтобы я вставил ей в попку. Она сильно побледнела, но оказалась смелой девочкой и поспешно стала снимать колготы и трусики. Я попросил её раздеться полностью и несколько минут глаз не мог оторвать от её полненьких грудок и тоненькой талии.

Ну и само собой от рыженького треугольничка внизу, такого вожделенного в ту минуту. Она легла ничком на диван, а я сходил за кремом для бритья. Это была единственная смазка, которая оказалась у меня дома. Я попросил её встать на коленки и немножко раздвинуть ножки. Для начала я погладил её по треугольничку. Она так замечательно вздрогнула и Я чуть не плюнул на всё и не всадил ей по самый яйца. Думал, что задохнусь, так перехватило грудь.

Я попробовал ввести палец между её пухленьких половых губок. И это получилось без труда. Клитор у неё был большой горячий и часто пульсировал. Я стал осторожно массировать её клитор. Она протяжно так жалобно застонала и подалась попкой в мою сторону. Я убрал пальцы от нераспечатанной ещё дырочки и долго массировал влажными пальцами вход в её попку. И тогда она стала просить меня отпустить её, начала слезать с дивана. Я чуть не сошёл с ума. Ухватил её за волосы и засадил палец в попку.

Она сказала, что думала, что будет больнее. И затихла растопырившись как лягушечка. Короче, она не поняла, что в ней только палец. Я начал двигать им круговыми движениями. Она постанывала но терпела. Другой рукой я орудовал у неё между половыми губками, держа на грани оргазма. Когда я вдруг убрал обе руки, она протестующее захныкала. Я быстро и обильно смазал член кремом для бритья и попытался вонзиться в её попочку. Но это никак не получалось. Я подумал, что если ещё хоть секунду промучаюсь таким образом, то яйца у меня лопнут и всё кругом забрызгают.

И вдруг она сама помогла. Тоненькими пальчиками направила мой разъярённый член к себе во влагалище. Я как тупоумный сделал немедленный выпад своим мечом и нанёс ей ту саму рану, о которой мечтал. Она вскрикнула и попыталась сняться с члена. Я двинулся за ней и хоть она и слезла, но медленнее, чем ей хотелось. При этом мой дрын выскользнув раскачался вверх-вниз и несколько раз шпёпнул ей прямо по раскрытой раковинке. Она тоненько так заплакала и И так снова и снова, пока я не перестал позволять ей соскальзывать.

Я начал вонзаться в неё всё сильнее и сильнее, ухватив в горсть весь её пухленький передок. И даже в попку согласилась башке билась только одна мысль: Я выплеснулся у неё внутри.

И долго целовал её всю, себя не помня от благодарности и нежности. Потом мы голышом снова пили чай. А потом сделали-таки как собирались. Я И даже в попку согласилась ей в попку. Она помогала сама, раздвигая свои половинки и подаваясь. Как оказалось, главное было прорваться через плотно сжатый сфинктер, а двигаться дальше было уже проще. Правда она стонала, что ей больно, но я задвинул член до самого корня.

Какого х, ебаться так ебаться! Под завязку она мне ещё и пососала, на этот раз впустив головку до самого ребристенького нёба. Это было так кайфово. Больше ни у кого и И даже в попку согласилась так со мной не получалось. Я чуть сознание не потерял от наслаждения. Вечер получился незабываемый и он длился и длился, но всё таки закончился.

Я проводил её до самой двери её квартиры. Это видел её брат, открывший дверь. Он молча пустил её домой, а я пьяный без вина пошёл шляться по улицам. Мне хотелось орать песни и выкрикивать её имя. Я то ли смеялся то ли молился. Это было наваждение, великое моё торжество. А когда я вернулся домой, меня там ждали эти два здоровенных тролля — её братья. Сначала они долго били меня, перекидывая с кулака на кулак. Поначалу я дёргался, чтобы дать сдачи, но это были очень большие мастера.

Похожее видео