Горячие уста одной цыпочки


Из краеведческого справочника начала века Ты, Хомский, или, попросту говоря, Хома, какого хрена ты оказался в этом поезде, который только под вечер выбрался из бесконечных, казалось бы, Горячие уста одной цыпочки и уже в сумерках, часу в седьмом, вполз наконец в предгорья?

Какого дьявола едешь ты в тот Чертополь, где, по всей вероятности, никому не нужным будешь и лишним, Горячие уста одной цыпочки Во Львове ты понял, что в направлении Чертополя происходит чуть ли не паломничество. Все общие вагоны забиты публикой, торопящейся на праздник, это в основном пэтэушники Горячие уста одной цыпочки студенты, как только поезд тронулся, они пооткрывали все окна и, выставив наружу множество сине-желтых флагов, начали петь стрелецкие песни.

Всем — в Чертополь. Девицы преимущественно нехороши собой, но молоды, и этого достаточно, Хомский. Долго разглядываешь одну из. Она почему-то не садится в вагон, остается на перроне, а поезд вот-вот тронется, что же делать, ведь так она не попадет на праздник Воскресающего Духа, черт возьми, и что тогда?

Хомский, окликни ее, пока не поздно, скажи, чтобы садилась, и ты окликаешь ее, Хомский. Девушка улыбается, у нее полный рот золотых зубов, и ты неожиданно понимаешь, что больше всего в ней тебе понравились ее джинсы, и потому не слишком жалеешь, когда поезд трогается, а золотая улыбка Маруси так и остается на перроне. В купе вместе с тобой, Хомский, экстравагантная супружеская пара: Ты даже подумал, а не проиграть ли ее сейчас, здесь, за каких-нибудь две-три минуты, но поезд остановился, вас — ее и тебя — здорово тряхануло, ты потерял равновесие, и, пока поднимался с унитаза, она прошмыгнула в коридор.

Больше вы за всю дорогу не проронили ни слова. Четвертое место в купе после Львова свободно — во Львове сошел подполковник в отставке, он в Чертополь не собирался, и слава Богу. А тут, у нас, почти лето, Хомский, вишневый цвет осыпается на молодые травы, горы становятся все выше, в лесу пахнет листвой и родниковой водой, ревут олени, кукует кукушка, а в летней резиденции Его Святейшества заканчиваются последние приготовления к сезону большой охоты: Скоро, скоро уже съедутся уважаемые гости в открытых авто, и охотничий оркестр встретит их трубами и барабанами, Хомский.

До Чертополя остается еще час езды, собственно, поезд уже должен был бы туда прибыть, но он опаздывает, теперь все поезда опаздывают, стоило бросить клич ускорения, как все на свете начало опаздывать, но ты задумываешься, приедут ли все остальные, как будет выглядеть Мартофляк — с бородой или без, и дописал ли он свой роман в стихах, и притащит ли снова с собой Горячие уста одной цыпочки секс-бомбочку — свою жену, Горячие уста одной цыпочки, иногда она вынуждена оставаться с детьми, и в таких случаях Мартофляк пускается в загул, то есть жутко напивается.

Конечно, никакого Воскресающего Духа просто не будет, если не приедет Мартофляк, а если явится он, то, несомненно, приедут и Немирич, и Гриц, и только в этом случае можно что-то воскресить, черт возьми. Ты еще ни разу в жизни не бывал в Чертополе, Хомский, и даже был вынужден выслушать как-то гневные нотации из уст одной поэтессы-патриотки о том, что, стало быть, Чертополь — наша духовная Мекка, и не побывать в нем нельзя, если ты в самом деле любишь свой родной край, а каждый творец должен любить свой родной край, пан Хомский, так она говорила, наверное, целый час в клубе украинского общества, подсев к тебе на соседний стул, одно и то же битый час бубнила, с некоторыми несущественными вариациями, наклоняясь очень близко к твоему лицу, чтобы ты хорошо ее слышал, но ты слышал только дурной запах от нее и поклялся самому себе, что никогда в жизни не поедешь в этот чертов Чертополь, но вот едешь ведь, едешь, Хомский, бросив на произвол судьбы институт и Россию, и Женю с абортом, едешь на два дня за тысячу километров, потому что тебя позвала телеграмма от Мацапуры, гениального постановщика всех эпох и народов.

Только Горячие уста одной цыпочки не оказаться там одиноким и никому не нужным, мысленно повторяешь ты, к тому же Оргкомитет должен оплатить дорогу туда и обратно и проживание в гостинице, а если нет, то придется одолжить Горячие уста одной цыпочки Мацапуры еще сотни три, Хомский, потому что ничто тебя так не раздражает, как нужда пить на чужой счет, такой уж ты уродился, только на свои собственные — и все, разговор короткий, не люблю быть обязанным, мать его в дышло.

Ближе к Чертополю горы снова становятся ниже и как-то ласковее, мимо проплывают старенькие пансионаты с живописно разбросанными башенками и гипсовыми пионерами, царство минеральной воды и влажных простыней в холодных комнатах, на каждой остановке поезд осаждают все новые толпы паломников, едущих Горячие уста одной цыпочки Чертополь — с гитарами и рюкзаками, среди гостей попадаются согбенные старики и старушки, их уведомили, что на праздник прибудет епископ — даже два: Ну что ж, вот и Речка с огромными плоскими валунами на берегах, с шумом воды и диким чесноком на крутых обрывах, теперь вот этот железнодорожный мост, красивые все-таки места, говорит твой сосед, обращаясь к Горячие уста одной цыпочки верной женушке, да-да, ты не ошибся, старый москаль, мы въезжаем в Чертополь, нашу духовную Мекку, прошу всех встать, надо проверить, не забыл ли чего, успеть незаметно Горячие уста одной цыпочки на прощание туалетной зазнобе и еще раз мельком взглянуть на себя в зеркало.

Да, Хомский, именно так, — Горячие уста одной цыпочки и широкий серый Горячие уста одной цыпочки, недельная щетина на подбородке бродвейский стильволосы на затылке забраны в хвост, темные очки образца го года, шляпа, да-да, путешественник, рок-звезда, поэт и музыкант Хомский, для друзей просто Хома, неунывающий сукин сын собственной персоной осчастливливает провинциальный Чертополь своим визитом. Очередной Бодя — а все официанты в Чертополе Горячие уста одной цыпочки отзывались на это имя — с улыбкой Горячие уста одной цыпочки сфинкса записал в свой блокнотик еще длиннющий перечень всего, что вы пожелали.

Теперь можно спокойно поразглядывать публику и закурить Юрко, не жлобься! Публика находилась уже преимущественно в состоянии нарастающей эйфории.

В сущности, здесь был совершеннейший зверинец. В такие минуты зарождаются дружба и любовь — это легко прочитывалось на раскрасневшихся физиономиях присутствующих. Страстные диалоги и нервные поцелуи, выбегание из-за стола и возвращение, перепутывание мест, доедание шницелей из чужих тарелок и тычки окурками в салат — все это позволяло сделать вывод, что праздник, до начала которого оставалось немногим более двух часов, пройдет успешно и непринужденно.

Женское общество уже достигло той стадии поведения, когда профессиональных проституток практически невозможно отличить от порядочных домохозяек, а мужчины вкупе являли собой многоликий образ то ли молодцеватого бизнесмена, то ли просто какого-то феноменального сукина сына. Вы ведь что-то написали в последнее время? Все сделали так, как он предложил, и приготовились слушать… Цветения садов нежнейшая пора: Так бережно вхожу в зеленую страну, Где соками дождей пропитана кора… — Неплохо, — перебил его Мартофляк, — но это же не твое, это Андруховича… — Кстати, сам-то он приехал?

Сейчас они хотят досыта пообщаться, поэтому ты не должен встревать в их разговоры, а должен вести себя так, словно тебя тут. Теперь, поскольку я свое исполнил, а читаем мы по кругу, твоя очередь, Мартофляк. Только прошу тебя, после того как мы снова выпьем, — распорядился Хомский.

И хотя Марта попробовала было запротестовать против такого сумасшедшего темпа, у нее ничего не вышло, к тому же рядом вынырнул Бодя с огромным подносом всяких полезных для здоровья блюд. Это повлекло за собой дополнительный розлив по бокалам.

О стихах как-то временно позабыли, поскольку у Немирича возникла потребность тоста. В конце концов, все мы очень одиноки, и все мы об этом знаем. Это, как говорится, что-то такое, о чем можно даже и не говорить. Во всяком случае, я уверен, что все вы это прекрасно понимаете.

Ведь нет такого человека, который бы не понимал этого Горячие уста одной цыпочки делал бы вид, что не понимает. Даже если Горячие уста одной цыпочки найдется среди Горячие уста одной цыпочки, здесь, то я все равно не поверю, что он этого не понимает.

Это, как говорится, прописные истины, и потому все мы это прекрасно понимаем. Если говорить о себе лично, то я почему-то почти уверен, что все мы по этому поводу думаем одинаково, — иначе я просто засомневался бы, есть ли в этом мире хоть что-нибудь такое, что мы в нем понимаем. Тогда осталось бы только признать, что мы не понимаем в этом мире. Это, как говорится, было бы очень печально понимать, во всяком случае. А мы хотим понять не так уж и. Однако это для нас очень важно, потому что без этого мы — не мы, а просто Горячие уста одной цыпочки существакоторые ничего не понимают и понимать не хотят.

Я, кажется, уже говорил о том, что в этом мире не так много вещей, которые чего-то стоят. Так выпьем же за это! Билинкевич смутился еще больше, на этот раз уже Горячие уста одной цыпочки шутя. Но, к счастью, в беседе наступила некоторая пауза, связанная с поглощением ветчины и колбас, а также огурчиков, помидорчиков и грибочков. Это повесть в Горячие уста одной цыпочки. Действие происходит в начале века в маленьком провинциальном городке, в Галичине. Горячие уста одной цыпочки будет в деталях описан первый полет на аэроплане одного графа — как он поднимается в небо и описывает целых три круга над пустырем, где собрались толпы удивленных зрителей.

Директор частной гимназии хочет совратить одну из своих учениц и прибегает к помощи гипнотизера. Потом в городок прибывает эрцгерцог Фердинанд в сопровождении полка кирасиров. И выясняется, что все они Горячие уста одной цыпочки уже Горячие уста одной цыпочки на него покушение. Это такая террористическая организация, которую возглавляет тот старый гипнотизер. Начинается судебный процесс над директором гимназии, но ему удается выйти сухим из воды, поскольку во время процесса происходит землетрясение.

Гимназистка, которая именно в это время молилась в церкви, проваливается вместе с церковью под землю. Она оказывается в неведомой подземной стране. Тем временем авиатор, которого я вывел в самом начале, никак не может посадить свой аэроплан, потому что землетрясение все разрушило.

Выпив еще раз, теперь уже за прекрасную повесть Хомского, друзья заметили, что мимо их стола уже несколько раз продефилировал какой-то массивный мерзавец с бритой башкой, выражением лица очень напоминающий акулу. Он бросил на вас несколько оценивающих взглядов, хотя трудно было определить, хорошо это или плохо.

В углу зала вы заприметили отдельно стоящий столик, за которым сидел бритоголовый в обществе таких же амбалов, как сам, только помоложе. Удивляло, что в общей атмосфере ресторанного полусумасшествия Акулья Морда и его партнеры сохраняли абсолютное спокойствие и деловитость. Но Бодя развеял ваше минутное замешательство, притащив на этот раз шесть горячих шницелей по-гуцульски и еще триста граммов по общей просьбе.

А пока что — предлагаю выпить за то, что вы есть! Водка еще текла по их пищеводам, когда Гриц толкнул под столом Мартофляка ногой и предложил: И они ушли, а вы остались за столиком вчетвером. Все дружно уставились на Билинкевича. Это выше моих сил! В фойе ресторана Гриц и Мартофляк курили. Они на каждом шагу. Пойми, старик, он же тянет на капитана. Откуда он взялся, кто привел его к нам?

Сказал, что от Мацапуры. Понимаешь, Ростик, у меня на них чутье. Это жуткая лажа, старик, пойми! Он и правда всего лишь комсомольский мальчик, как говорит. Как может простой комсомольский мальчик так запросто пользоваться всеми этими штуковинами? А ты заметил, как он цепляется со своими вопросами?

Слушай, Ростик, когда ты собираешься в Америку? У меня еще нет билета. Возьми у меня эти десять долларов, но так, чтобы никто не знал… — Зачем они мне, Гриц?

Купишь там что-нибудь для Марты. Она у тебя фантастическая, старик. Давай я сейчас выскажу ему Горячие уста одной цыпочки, и тогда дадим ему по хавалу, идет? Ему надо дать по рогам, честное слово! Если не хочешь — я сам это сделаю! Нужно как-нибудь деликатно отшить его… — Ну почему, почему ты такой деликатный? Ты что, графского рода? Последние анализы только подтвердили. Он, кстати, все знает не хуже нас с. А тут еще этот слизнячок лезет в душу… — У нас хватит, чтобы рассчитаться?

Можно, я сейчас вызову его на Горячие уста одной цыпочки и дам ему по кумполу?

Похожее видео