Девке дали за щеку


И кажется, только сейчас, слабо и неуверенно, как малолетние дети, мы начинаем понимать масштаб потери. И больше не. Но вот что удивительно: У каждого свой Табаков. Наталья Мущинкина Об Олеге Павловиче можно рассказывать и рассказывать. Но мне кажется, что сегодня всякие общественно-политические заявления не угрожают ни жизни его, ни работе. А я бы вспомнил, как в м Олег Павлович громко и открыто рассказал про ввод наших танков в Чехословакию, в ту самую Чехословакию, где он в то время блистательно девке дали за щеку Хлестакова.

Я видел, как он реагировал и отзывался на события внутренней жизни страны, когда такой отзыв мог стоить ему не просто работы, благ — он мог стоить жизни и спокойствия семьи. А меня вызывают в управление культуры, требуют сменить фамилию или уехать из Москвы в Калинин Тверь руководить театром. Табаков ценой своего партбилета меня спасает. Он придумывает мне псевдоним Леонидов. А я как наглый и самоуверенный молодой режиссер возражал ему: Геннадий Авраменко Счастливая пара. И эти парни начинают меня задирать: Через два дня говорит: Если девке дали за щеку ты хотя бы был комсомолец А на следующий день комсомольцу Райхельгаузу объявлен строгий выговор, и по требованию комсомольского собрания меня исключают из рядов ВЛКСМ.

Так он удовлетворил управление культуры и смог оставить меня в театре. Гафт жутко обиделся и на дверях кабинета Табакова, где раньше сидел Ефремов, написал мелом: Табаков обращается к писателю Константину Симонову: И тогда Олег Палыч отправляет меня в отдел кадров Большого. Я пришел, улыбаясь, женщина спросила: Девке дали за щеку написал, и мне выдали военный билет, девке дали за щеку написано: И говорят, что там стриптиз, ночные танцы.

Артистки надевают свои роскошные платья — Лаврова, Вертинская, Дорошина, Волчек. И конечно, среди всех Антон Табаков и Денис Евстигнеев — им по 10—12 лет. Они тоже в костюмах, галстучках. Подходим к ресторану, на дверях стоит благообразный швейцар, который еще и плохо говорит по-русски. Вдруг он видит Табакова и Евстигнеева младших, у него на лице ужас: Все останавливаются, в растерянности не понимают, что делать: И вдруг подлетает Табаков и громким шепотом буквально кричит: Как вам не стыдно!!!

Вы же их оскорбили! Швейцар просто обалдел — и пропустил. Табаков был так убедителен, что сомнений не могло быть — с артистами действительно идут лилипуты. Ему было за тридцать. Мы купили торт, вина и пришли в кабинет его поздравлять: А он почему-то был девке дали за щеку такой, поглядывал на нас и потом неожиданно сказал: Я абсолютно уверен, что вы все будете не только заслуженными, но и народными артистами девке дали за щеку они действительно все народные.

А разница между нами в возрасте девке дали за щеку каких-то 10—12 лет. И она широко шла по всей стране, во всех театрах. И вот он едет в Горький, на завод. Его ведут по конвейеру, он смотрит, поглаживает машины, простукивает и в результате выбирает ту, одну-единственную. Но в Москву решает не гнать ее в этот же день, а поехать на следующий день, с девке дали за щеку.

Наутро встал, посмотрел в окно — стоит. Умылся, оделся, с чемоданчиком спустился вниз, сел за руль, завел, включил скорость… а машина не едет. Он еще раз — не едет! Выходит и видит, что у машины ни одного колеса, машина стоит на кирпичиках. Ну, естественно, ему помогли на заводе: Ко мне за кулисами подходят Табаков и Гафт: Сцена заканчивалась словами Гафта: И Табаков ему отвечает: И вот они поспорили, что в этом месте будут аплодисменты.

И когда Гафт сказал свою реплику и еще не успел толкнуть тележку, Табаков в мгновение ока разворачивается на зал и, как в цирке, вскинув руки, делает: Я машинально лезу в карман и протягиваю ему рубль. Геннадий Авраменко С Мариной Зудиной. Открывается в декорации окно, появляется лицо Табакова, на что Казаков говорит: На одном спектакле после его последних слов Табаков тихо шепчет: Казаков останавливается, с трудом сдерживает смех, а после пеняет Девке дали за щеку У меня ж драматический монолог!

На следующем спектакле и трех других Табаков повторяет выходку. Девке дали за щеку не выдерживает и требует собрать худсовет. На худсовете все Табакова ругают: И вот начинается следующий спектакль, все напряжены, выходит Казаков, говорит свой текст и заканчивает: Он оглядывается на Табакова, а Табаков языком изнутри упирается в щеку.

Был хохот всего театра такой! Я собираюсь уйти, выхожу в зал, где он сидел с большими начальниками поначалу. А начальники, как всегда, рано убежали. Девке дали за щеку я вижу, как он сидит совершенно. Печально так и смотрит печально. И он произносит потрясающую фразу:

Похожее видео