Дерзкое нападение и трах в лесу


Тут все даже рассмеялись, а Степан нахмурился: Он подошел к командиру и сказал? Сибиряков стал на лыжи, дерзкое нападение и трах в лесу белый халат, взял винтовку, свистнул, Накормленная собака побежала за ним, как за хозяином.

Вошли в лес, Степан погладил собаку и шепнул: Лайка поняла, что ее взяли на охоту, и радостно бросилась в чащу леса. Метнулась туда, метнулась сюда — ни одной белки, ни одного тетерева, Бегает лайка, и облаять ей некого. Даже синиц в лесу. Все птицы от войны разлетелись, все звери разбежались, Сконфузилась собака, перед охотником стыдно.

Вдруг чует — на одном дереве кто-то. Подбежала, взглянула вверх, а там человек сидит. Не людское это дело — на деревьях жить! Тявкнула потихоньку, а человек плотнее к дереву прижался. Прячется, повадка, как у дичи. Тогда фашист погрозился. Тут лайка и залилась на весь лес. Отгоняя надоедливую собаку, снайпер не заметил, что к нему осторожно, невидимый в белом халате, подкрадывается наш боец.

Степан не торопясь дерзкое нападение и трах в лесу и нажал на спуск. Враг повалился вниз, ломая ветви. Степан на охоте белку в глаз бил, чтобы шкурку не портить, и на войне стрелял без промаха. Собака отскочила, поджав хвост и завизжав с испугу. Приучайся к новой охоте. Мы их с тобой всех переловим, чтобы они за людьми не охотились!

Сибиряков снял с врага дерзкое нападение и трах в лесу и пошел обратно, Лайка вперед забегает, подпрыгивает. Враг фашиста — друг человека. Так Степан Сибиряков стал знаменитым истребителем фашистских снайперов. Неутомимо очищал он лес от этих разбойников и после каждого удачного похода, поглаживая пушистую шерсть умной собаки, приговаривал: И назвал собаку ласковым именем — Дружок. Самый храбрый На фронте стояло затишье. По ночам шли "поиски разведчиков".

Прослышав про один взвод, особо отличавшийся в ловле "языков", я явился к командиру и спросил; — Кто из ваших храбрецов самый храбрый? Построил свой славный взвод и скомандовал: По шеренге пробежал ропот, шепот, и не успел я оглянуться, как из рядов вытолкнули, подтолкнули мне навстречу храбреца. При одном взгляде на него хотелось рассмеяться. Мужичок с ноготок какой-то.

Шинель самого малого размера была ему велика. Сапоги-недомерки поглощали немало портянок, чтобы не болтаться на ногах. Стальная каска, сползавшая на нос, придавала ему такой комичный вид, что вначале я принял все это за грубоватую фронтовую шутку. Солдатик был смущен не менее, чем. Но офицер невозмутимо сказал: Товарищ, достойный хорошей заметки.

По команде "вольно" мы с Санатовым сели на бревна, заготовленные для блиндажа, а разведчики расположились вокруг, — Разрешите снять каску? Он стал расстегивать ремешок с подбородка, которого не касалась бритва, а я внимательно разглядывал необыкновенного храбреца, похожего на застенчивую девочку-подростка, переодетую в солдатскую шинель.

Чем же он мог отличиться, этот малыш? Главное, расскажи, как ты богатыря в плен. У меня отец здесь знаменитым разведчиком. Его фашисты ужасно боялись. Даже солдат им пугали: Он у них "языков" действительно здорово таскал. Даже от штабных блиндажей.

Гитлеровцы так злились, что по радио ему грозили: Обрадовались фашисты дерзкое нападение и трах в лесу стали болтать, будто Санатов их напугался, носа не кажет, голоса не подает. А голос у моего отца, надо сказать, особый, как у табунщика, — улыбнулся Санатов, и напускная суровость исчезла с его лица.

Отцовского голоса даже волки боялись. И вот, как не стал он раздаваться по ночам, так и обнаглели фашисты. Приехал я вместе с колхозной делегацией: И услышал, дерзкое нападение и трах в лесу отца срамят с той стороны фашистские громкоговорители. Подай за отца голос. Вот так я кричу, когда первым дерзкое нападение и трах в лесу дверь фашистского блиндажа. А ведь известно, когда солдат с испугу стреляет, он бьет без прицела, на уровне груди стоящего человека.

Санатов встал и примерился ко. Его голова оказалась ниже моей груди. Мне потому и поручают открывать двери в блиндаже, что для меня это безопасней, чем для. У меня над головой пули мимо летят. И потому работаем без потерь. Не без удивления посмотрел я на солдата, так умело использовавшего свой малый рост. Тоже на голос взяли? Ведь им жизнь спасаешь, а они Один часовой меня чуть не зарезал Это у меня с детства выработалась привычка держаться за шею коня.

Мы ведь, алтайские мальчишки, все на неоседланных да на диких. Вцепишься, как клещ, и как он, неук, не вертится, не скачет, какие свечки не дает, нашего алтайского мальчишку нипочем с себя не сбросит.

Что вы станете делать? Я уклонился от испытания. Видя мое смущение, кто-то из разведчиков объяснил: Забывают и про оружие. Непонятно, и потому страшно. Так объяснили мне этот прием разведчики, пока Санатов был в задумчивости. Здоровый такой, как пень.

Потом прислонился к стене окопа и не стал меня отлеплять, а, наоборот, покрепче прижал к себе левой рукой, а правой спокойно достал из-за голенища нож. Достал, пощупал, где у меня лопатки. А потом оказалось, что он ножны с кинжала забыл снять Аккуратный был, фашистский бандит, острый кинжал и за голенищем в ножнах хранил, чтобы не порезать брюк. Только это меня и спасло. Крикнуть-то он тоже не то забыл, не то не захотел, на свою силу-сноровку понадеялся. От пива, что. Усищи мокрые, словно только что в пиве их мочил.

Бросился я ему на шею, зажал в обнимку, пикнуть не даю. Ну, где там — я вцепился, как клещ, вишу, как у коня на шее. И что же он дерзкое нападение и трах в лесу А накат оказался деревянный.

Бух, бух меня горбом — только ребра трещат Хорошо, что я не растерялся. Воздуху побольше набрал в себя, ну и ничего, воздух спружинил.

А то бы раздавил, гад. У меня ведь костяк не окреп еще, как у отца. Он тоже ростом невелик, но в плечах широк и кость — стальная Так что мне за него трудней в этих делах Попалcя он мне уже после того, как я достаточно натерпелся Ракета взлетит, — затаимся, лежим тихо, как земля.

Похожее видео