Брюнетки с большим ртом


Почему главные героини русской классической литературы никак не брюнетки с большим ртом быть светловолосыми — что бы там ни думали британские директора по кастингу Текст: Нет, одну серию все же почти доглядел. А посему и на полновесную рецензию не претендую! Скажу только о том, что заметил наверняка. И в чем меня не опровергнет хоть весь корпус мировой кинокритики. Как там в басне? Наташа Ростова у них получилась… бледно-рыженькой.

Наташу Ростову — Одри Хепберн брюнетки с большим ртом версия просто обожаю. Аристократка по рождению, взяла бы она, Одри, — Лили Джеймс хотя бы себе в компаньонки? Даже участие не киношное! Одри в Движении Сопротивления — нить её брюнетки с большим ртом с толстовской героиней, черта сходства с наташиным порывом помощи раненым в эвакуации Москвы года. И еще, ещё… Одри — яркая брюнетка!

Как и Людмила Савельева в советской версии. Вообще-то… очень важно и для Льва Николаевича, живописавшего Наташу, всякий раз напоминая увиденное на первых страницах: Так убедительно увязывавшего портрет с набором черт характера, что любому кроме британского режиссера ясно: Лили Джеймс — не Наташа, даже брюнетки с большим ртом вылить на её волосы пинту лучшей черной краски… Чем еще подкрепить столь ответственное высказывание от лица графа Толстого?

Часть 1, глава 22… — Анна Каренина, если кто не догадался — И. Заметны были только, украшая ее, эти своевольные короткие колечки курчавых волос, всегда брюнетки с большим ртом на затылке и висках … Тоже брюнетка. Мысленным продолжением, отвечавшим на вопрос Льва Толстого — себе: Это все азы литературоведения, наведите справки у Б. Эйхенбаума или просто в интернете. Все сложнее интереснее! Мария Гартунг повлиять на внешний облик ещё и Брюнетки с большим ртом абсолютно не могла.

Она послужила типом Анны Карениной, не характером, не жизнью, а наружностью. Ведущее, как ни странно — к другому Льву Николаевичу. К Гумилеву и его евразийству. И здесь необходимо подчеркнуть: И брюнетки с большим ртом начала давайте вспомним мать Наташи — графиню Ростову. Графиня была женщина с восточным типом худого лица, лет сорока пяти, видимо, изнуренная детьми, которых у ней было двенадцать человек… Дальше.

Это когда Наташа с братом Николаем после охоты заехали к дядюшке, а тот взял гитару, затянул народную песню, бросившую Наташу в танец; — Где, как, когда всосала в себя из того русского воздуха, которым она дышала, эта графинечка, воспитанная эмигранткой-француженкой, откуда взяла она эти приемы, но как только она стала, улыбнулась — весело, торжественно и гордо — и повела плечом, первый страх, который охватил было Николая и всех присутствующих, страх, что она, барышня, не то сделает, брюнетки с большим ртом этот прошел, и они уже любовались ею.

Она сделала то самое и так точно, так полно это сделала, что Анисья Федоровна, которая тотчас подала графинечке необходимый для ее дела платок, Анисья Федоровна прослезилась, глядя на эту тоненькую, грациозную, такую чуждую ей, в шелку и в бархате воспитанную графиню, которая умела понять все то, что было и в Анисье, и в отце Анисьи, и тетке, и матери, во всяком русском человеке … А вот, отступим чуть раньше.

Они только подъезжают к дядюшке: Она не могла не визжать всякий раз, как при ней затравливали зайца. Она как какой-то обряд совершала этим визгом. Она этим визгом выражала все то, что выражали и другие охотники своими единовременными разговорами … Хочу обратить внимание на три обстоятельства: Правда, Толстые — выходцы из Пруссии.

Но Лев Николаевич просто не мог не вглядеться в одного из главных героев года Александра Остермана-Толстого. В том пантеоне победитель при Кульме занимал совершенно особое место, некий аналог французского маршала Нея. Главный храбрец, любимец армии. Думаю, образ и этого дальнего родственника, героя года — брюнетки с большим ртом в копилку Льва Николаевича. Еще раз укажу на границу: Турецкая полонянка, получившая традиционную фамилию Турчанинова — мать Василия Жуковскогокроткого добродушнейшего человека.

У турок, арабов северные полонянки зародили столь же полуинтуитивное отношение: Наличие у индейцев души было признано папой Павлом III в г. Но и после, в г. Удивительна печать нашего гения! Даже единственный, косвенный штрих в строках: Зато… прекрасно обрисована сестра Ольга, антипод: Глаза, как небо, голубые, Улыбка, локоны льняные… А уж Евгений Онегин пополняет портрет Ольги так, что именно его можно посчитать отцом всех шуток про блондинок: Кругла, красна лицом она, Как эта глупая луна На этом глупом небосклоне.

И тут это продолжение Татьяны — в Анне Карениной. И между ними хронологически! По дате сотворения — Наташа Ростова. Так что читайте, вглядывайтесь без посредства Technicolor.

Похожее видео